Юридический онлайн-сервис
+7 (747) 101 00 95
Главная Контакты
Регистрация Вход

Признание сделок недействительными и правовые последствия этого в странах СНГ


Дата публикации: 25.03.2021
Последнее обновление: 26.04.2022
704
Цена: Бесплатно

Основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей служат многообраз­ные юридические факты. Они представ­ляют собой обстоятельства реальной дей­ствительности, с которыми действующее законодательство связывает наступление соответствующих правовых последствий.

Теория недействительных сделок, впро­чем, как и теории других правовых яв­лений, развивается в двух направлениях: поисков ответов на вопросы, связанных с существенными изменениями в регули­руемых отношениях, и в шлифовке теоре­тических воззрений, формирующихся под влиянием текущих изменений в законода­тельстве и практике его применения. Обыч­но эти направления совмещаются. Но порой ознакомление с публикациями последнего десятилетия на тему недействительных сде­лок создает впечатление, что эти статьи могли быть опубликованы и 20, и 30 лет назад. В них мы находим оценку взглядов известных авторов прошлого и настоящего. Этот вид творчества относится к области догматической юриспруденции. Чтение та­ких работ доставляет специалисту большое удовольствие и приносит бесспорную поль­зу. Но их инструментарий объективно огра­ничен, хотя не следует его необоснованно сужать, сводя к распространенному в со­ветский период восприятию догматического анализа лишь как исключительно совокуп­ности чисто юридико-технических приемов.

Институт недействительности сделок яв­ляется одним из самых динамичных и ши­роко применяемых в гражданско-правовых отношениях.

В этой связи в Концепции правовой по­литики Республики Казахстан в качестве одного из направлений дальнейшего раз­вития отечественного гражданского права указывается на необходимость совершенст­вования института признания сделок недей­ствительными.

В Концепции правовой реформы поли­тики Республики Казахстан на период с 2010 по 2020 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 ав­густа 2009 года № 858, сказано о необхо­димости совершенствования института при­знания сделок недействительными. Также в Концепции прописан порядок выработки законодательных стимулов добровольного страхования сделок, последующее призна­ние которых незаконными содержит риск изъятия предмета сделки у одной из сто­рон; уточнение понятия сделок, их состава и последствий неисполнения сделок. При этом подчеркнуто, что определение для Казахстана амбициозной цели – вхождения в 2050 году в число 30 самых развитых государств мира предъявляет высокие тре­бования к национальной правовой системе, которая должна эффективно обеспечивать проводимый страной курс на повышение качества жизни человека, общества и укре­пление государственности. Поэтому казахс­танская правовая система должна быть спо­собна на равных конкурировать в вопросах удобства применения и надежности защиты прав с законодательством развитых стран мира. В условиях всеобщей глобализации и роста мировой конкуренции многие стра­ны столкнулись с необходимостью модер­низации правовых систем и максимального приближения их к нуждам людей и инте­ресам инвесторов. Известно, что конкурен­тоспособная правовая система привлекает под свою юрисдикцию больше бизнеса и инвестиций, способствует реализации сме­лых и передовых идей, плодами которых затем пользуются во всем мире, принося дивиденды стране, в которой реализованы эти идеи. Особая роль среди факторов воз­действия на природу сделок принадлежит судебной практике.

Судебная практика является важнейшим элементом правовой действительности. Но при научном анализе ее значения следует иметь в виду, что ее репрезентативность для разных областей общественных отноше­ний может существенно отличаться, равно как и ее влияние на другие области жизни, такие, например, как правосознание, право­вая политика. Если использовать материал гражданского права, то можно заметить, что судебная практика применительно к таким, например, договорам, как купля-продажа, строительный подряд и др., не охватывает основную часть конфликтных ситуаций в этих отношениях, где участни­ки главным образом самостоятельно, без судебного вмешательства, решают возни­кающие конфликты. Судебная практика выступает лишь вершиной айсберга стал­кивающихся интересов. Что же касается института недействительных сделок, то его особенность состоит в том, что здесь су­дебная практика максимально репрезента­тивна, ибо статус недействительной сделки обычно требует судебного решения. Спор может носить единичный и уникальный ха­рактер и поэтому остаться вне внимания исследователя, но, тем не менее, он может иметь принципиальное значение для истол­кования правовой нормы и определения ее перспектив. В предвидении возникновения новых ситуаций в отечественных общест­венных отношениях требуется учитывать практику зарубежных судов. В зарубежных судах и арбитражах могут находиться дела, имеющие для Республики и ее законода­тельства принципиальное значение, ярким примером чего являются многочисленные споры в судах и арбитражах России, Укра­ины, Великобритании и других стран. В це­лом ряде законодательных актов: Законах Республики Казахстан от 2 июля 2003 года № 46 «О рынке ценных бумаг» (далее – За­кон о рынке ценных бумаг), от 18 декабря 2000 года № 126 «О страховой деятель­ности», от 31 августа 1995 года № 2444 «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», Кодексе Республи­ки Казахстан от 5 июля 2014 года № 235-V «Об административных правонарушениях» и др. содержатся нормы о сделках, связанных с манипулированием на рынке ценных бу­маг. В Законе о рынке ценных бумаг пред­усмотрено, что манипулирование на рынке ценных бумаг – это действия субъектов финансового рынка, направленные на уста­новление и (или) поддержание цен (курсов) ценных бумаг и иных финансовых инстру­ментов, в том числе иностранных валют и производных финансовых инструментов, выше или ниже тех, которые установились в результате объективного соотношения предложения и спроса, на создание види­мости торговли ценной бумагой или иным финансовым инструментом, на совершение сделки с использованием инсайдерской ин­формации (статья 56 Закона о рынке цен­ных бумаг).

Особенно пристальное внимание к этому вопросу приковано со стороны российских авторов, что обусловлено разработкой Кон­цепции совершенствования ГК РФ и шага­ми по ее практической реализации.

Отдана дань этому вопросу в трудах оте­чественных авторов: Ю. Г. Басина, М. К. Сулейменова, А. Г. Диденко, Е. В. Нестеро­вой.

Отсутствие прямого словесного обозначе­ния в ГК РК недействительных сделок как ничтожных и оспоримых привело к тому, что правоприменение избегает жесткого разграничения этих фактически существу­ющих в содержании статей ГК РК двух видов недействительности. При этом, ска­жем, никто не сомневается, что, несмотря на отсутствие соответствующих терминов в тексте закона, сделки делятся на кон­сенсуальные и реальные, цессия означает уступку права требования и т.д. Разгра­ничение ничтожных и оспоримых сделок достигается императивностью или диспози­тивностью формулировки: «сделка являет­ся (считается) недействительной», «сделка может быть признана недействительной» даже без легального присвоения им специ­ального наименования. Однако конкретные сделки оспоримого и ничтожного видов не сведены законодателем к обобщенному по­нятию, позволяющему четко определять их вид и область применения, что осложняет процесс правоприменения. М. Алимбеков, Д. А. Тумабеков, Е. В. Нестерова отмеча­ют следующие аспекты: такое положение приводит к искусственно создаваемой воло­ките в судебной системе, порождает неста­бильность договорных отношений, создает угрозу благоприятному инвестиционному климату в Казахстане, поскольку любой ин­вестор находится под угрозой того, что его сделка, независимо от времени ее заключе­ния, может быть не принята во внимание судом.

В гражданско-правовой теории доминиру­ет догматическое направление в установлении признаков недействительных сделок.

Ю. Г. Басин полагал, что «главный раз­граничительный признак между ничтожной и оспоримой сделками состоит в том, что оспоримая сделка признается недействи­тельной в силу судебного решения, а для признания недействительности ничтожной сделки судебного решения не требуется. Но данный признак не является достаточ­но надежным. Если участники ничтожной сделки (или хотя бы один из них) не согласны с ее оценкой недействительности, от кого бы она ни исходила, то без судеб­ного решения по данному вопросу не обой­тись. Дело поэтому не в том, требуется или не требуется судебное признание недейст­вительности сделки, а в том, чьи интересы (частные или публичные) были нарушены при заключении сделки и, следовательно, кто вправе обратиться в суд с соответству­ющим требованием».

Наконец, об общем выводе М. К. Сулей­менова по поводу изменений в ГК РФ. Он считает, что «последние изменения, внесен­ные в ГК РФ, наглядно подтверждают, что российский законодатель сделал большой и уверенный шаг в сторону признания всех недействительных сделок оспоримыми.

Теперь общее правило – это оспоримые сделки. Ничтожные – только в случаях, предусмотренных законодательными актами.

То есть ничтожные сделки – это исклю­чение из общего правила.

Отсюда только один шаг до признания всех недействительных сделок оспоримыми».

Однако заметим, что установление ка­кого-либо исключения из общего правила, сужение границ нормы, как, к примеру, происходит с некоторыми оценочными по­нятиями, которые законодатель переводит в разряд определенных, совсем не свиде­тельствует о необходимости аннулировать то или иное явление, лежащее вне границ общего правила, поэтому вывод об одном шаге до признания всех недействительных сделок оспоримыми логически попросту не­состоятелен.

В практике последних лет все более широкое распространение приобретает об­мен письмами факсимильного копирования, особенно при заключении разовых, краткосрочных и т.п. договоров. Статья 152 ГК РК в виде общего правила разрешает использо­вание средств факсимильного копирования.

В отличие от этого, статья 160 ГК РФ разрешает использование факсимильного воспроизведения текста и подписи лишь в тех случаях, когда это предусмотрено пра­вовыми актами или соглашением сторон. Следовательно, в виде общего правила ис­пользованию указанных средств российским законодательством не придается правового значения.

Для заключения некоторых видов сделок применяются их стандартные или типизи­рованные формы (перевозки, страхование, продажа товаров в кредит и т.п.). Это, на­пример, обычная практика заключения публичных договоров, особенно договоров при­соединения.

В таких случаях документ, выражающий сделку, составляется в форме, установлен­ ной стандартом, типовым или примерным образцом, примерными условиями и т.п. Подобные документы разрабатываются, как правило, продавцом, исполнителем ра­бот или услуг. По взаимному соглашению сторон в документ могут быть внесены изменения. Опубликованные в печати при­мерные условия договора при соблюдении нужных требований могут рассматриваться в качестве обычаев делового оборота.

Хотя в других государствах, например в Республике Беларусь, дается более расши­ренное толкование признания сделок не­действительными. Так, согласно статье 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК РБ), сделка является недейст­вительной: по основаниям, установленным ГК РБ либо иными законодательными ак­тами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка); независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии с основаниями, указанны­ми в статьях 169–180 ГК РБ, недействитель­ными являются:

  • сделки, не соответствующие законода­тельству;
  • сделки, совершение которых запреще­но законодательством;
  • мнимые и притворные сделки;
  • сделки, совершенные гражданами: при­знанными недееспособными; ограниченны­ми судом в дееспособности; несовершен­нолетними гражданами; не способными понимать значение своих действий и руко­водить ими;
  • сделки, совершенные под влиянием: заблуждения; обмана; насилия; угрозы; зло­намеренного соглашения представителя од­ной стороны с другой стороной; вследствие стечения тяжелых обстоятельств;
  • сделки юридического лица, выходящие за пределы его полномочий, а также со­вершенные лицами с выходом за пределы предоставленных полномочий.

Требования об установлении факта ни­чтожности сделки и о применении послед­ствий ее недействительности могут быть предъявлены любым заинтересованным ли­цом, а также установлены судом по своей инициативе. Срок исковой давности – 10 лет.

Требования о признании оспоримой сдел­ки недействительной могут быть предъяв­лены лицами, указанными в ГК РБ либо в ином законодательном акте, устанавлива­ющем оспоримость сделки. Исковой срок давности – 3 года.

По общему правилу, недействительная сделка не влечет юридических последст­вий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и является не­действительной с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невоз­можности возвратить полученное в нату­ре – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК РБ либо ины­ми законодательными актами.

В частности, частями второй и третьей статьи 170 ГК РБ определено, что при на­личии умысла у обеих сторон сделки, со­вершение которой запрещено законодатель­ством, все полученное (причитающееся) сторонами по сделке взыскивается в доход Республики Беларусь, а при наличии умы­сла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возме­щение исполненного взыскивается в доход Республики Беларусь.

Кроме того, закрепляя законодательством Республики Беларусь, постановление Пле­нума Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь от 28 октября 2005 года № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» гласит:

1. В силу положений пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) при рассмотрении дел по спорам о недействительности сделок и последствиях их недействительности хозяй­ственным судам Республики Беларусь (да­лее – хозяйственные суды) следует руко­водствоваться нормами параграфа 2 главы 9 ГК, другими нормами ГК и иными зако­нодательными актами, устанавливающими основания недействительности сделок.

В соответствии с пунктом 1 статьи 167 и статьи 169 ГК ничтожная сделка являет­ся недействительной в силу факта несоот­ветствия ее требованиям законодательства. Она недействительна в момент ее соверше­ния независимо от признания ее таковой судом. Что же касается оспоримой сделки, то она может быть признана недействи­тельной только по решению суда.

В силу пункта 4 статьи 11 и статьи 167 ГК хозяйственные суды вправе с соблюдением правил подведомственности рассматривать иски: о признании оспоримой сделки недей­ствительной и применении последствий ее недействительности; об установлении факта ничтожности сделки и применении послед­ствий ее недействительности.

Итак, мы сравнили нормы законодатель­ства стран СНГ о признании сделок не­действительными и их правовые послед­ствия, а также выработанные механизмы защиты в органах суда. Следует учитывать, что общим основанием недействительности сделок является их несоответствие требо­ваниям закона или иных правовых актов. По общему правилу, эти сделки ничтож­ны, если закон не устанавливает, что такие сделки оспоримы, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Общая норма применяется в случаях, когда совершается сделка, не соответст­вующая законодательству, если не подле­жит применению ни одна из специальных норм. В каждом конкретном случае суду, рассматривающему требования о призна­нии сделки недействительной либо о при­менении последствий ее недействительно­сти, необходимо устанавливать наличие интереса к совершению сделки у сторон на изменившихся условиях с учетом не­действительности части сделки. Гражданам и юридическим лицам предоставляется воз­можность приобретать и осуществлять при­надлежащие им гражданские права по сво­ей воле и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении лю­бых не противоречащих законодательству условий договора. В виде общего правила волеизъявление принимает форму опреде­ленного действия: подписание договора, вы­ дача доверенности, составление завещания. О воле можно судить по поведению лица либо по бездействию, молчанию. Воля лица должна соответствовать волеизъявлению. Сделки с пороками воли и волеизъявле­ния можно разделить на сделки, совершен­ные без внутренней воли (под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглаше­ния), и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно (под влияни­ем заблуждения, обмана). Сделки, совер­шенные без внутренней воли, признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица на совершение сделки отсутствует. Имеющее же место волеизъяв­ление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказавшего воздействие на участника сделки. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглаше­ния представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие сте­чения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сдел­ка), может быть признана судом недейст­вительной по иску потерпевшего либо по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Обман – намеренное (умыш­ленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах которого совершается сделка. Обман может быть не только направлен на искаженное представление о самой сделке, ее элементах, выгодности и т.п., но и за­трагивать обстоятельства, находящиеся за пределами сделки, например мотив и цель. Обман может быть активным и пассивным. Пассивный обман подразумевает умолчание об истине, при котором виновный (ответ­чик) сознательно пользуется заблуждени­ем, возникшим независимо от виновного. Активный обман – это сознательное иска­жение истины, фактов действительности. В обоих случаях потерпевший совершает сделку под влиянием заблуждения. Внешне такая сделка выглядит как добровольная, однако эта «добровольность» мнимая, по­скольку обусловлена обманом. Содержание обмана составляют разнообразные обстоя­тельства, относительно которых виновный вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение о которых удержало бы лицо от соверше­ния сделки (при пассивном обмане). Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, цены, размера, качества, количества и т.д.), личности (ее различных свойств и правовых характери­стик) виновного или других граждан, раз­личных событий и действий. Содержание обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда виновный в целях совершения сделки обманывает потерпев­шего относительно своих действительных намерений. Ложное обещание – это не просто искажение фактов будущего, но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем. Осо­бенность обмана заключается в том, что по крайней мере одно из обстоятельств, в отношении которых лжет виновный, слу­жит основанием (мнимым) для совершения сделки. Однако в содержание обмана могут входить и другие обстоятельства, которые не служат непосредственным основанием для заключения сделки, но учитываются потерпевшим, когда он принимает решение о совершении сделки. Искажение истины (активный обман) может быть словесным, заключаться в фальсификации предмета сделки. В качестве материальных средств, с помощью которых совершается обман, часто используются подложные документы. Сама сделка может быть только фикцией, простым поводом для завладения чужим имуществом. При этом виновный (ответ­чик) может получить деньги за вещь, ко­торой вообще не существует или которая ему не принадлежит. Потерпевшему может быть передан предмет худшего качества или меньшей стоимости. Заблуждение так­же способствует искаженному формирова­нию воли участника сделки, однако в от­личие от обмана заблуждение не является результатом умышленных, целенаправлен­ных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения могут способ­ствовать недоговоренность, отсутствие дол­жной осмотрительности, самоуверенность участника сделки, действия третьих лиц.

В зависимости от субъектного состава, суммы, порядка исполнения, предмета либо содержания сделки гражданским законода­тельством установлены различные формы для совершения сделок. Законом может быть предусмотрена обязательная государ­ственная регистрация сделки. Нарушение требования о государственной регистрации, несоблюдение нотариальной формы, а так­же простой письменной формы в указанных в законе случаях являются основаниями для признания сделки недействительной.

Случаи, когда сделка купли-продажи при­знается недействительной, встречаются на рынке недвижимости все чаще. Причин тому несколько. Это и неосведомленность сторон о последствиях своих решений, и ошибки составления договоров, а зачастую и умышленные действия недоброжелателей.

Сделки выступают в качестве одного из важнейших юридико-фактических оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений. Данный факт обусловливает повышенное внимание к ана­лизу их правовой природы, отличительных признаков, условий их действительности, оснований недействительности. Недействи­тельная сделка приводит к определенным юридическим последствиям, связанным с устранением последствий ее недействитель­ности. Недействительность сделок пред­ставляет собой явление, неблагоприятное для гражданского оборота и его добросо­вестных участников. Недействительность выступает как конкретный результат оцен­ки правового явления – сделки – на пред­мет соответствия его законодательству о явлениях данного вида.

Недействительность указывает на особое последствие неполного соответствия сделки нормам права: невозникновение на основа­нии сделки тех правовых последствий, на которые она направлена. С целью миними­зации негативного воздействия последствий недействительности сделок на стабильное развитие гражданских правоотношений не­обходимо единообразное применение дейст­вующих норм как материального, так и про­цессуального права при рассмотрении дел, связанных с недействительностью сделок.


Данный материал отражает личную точку зрения автора и носит рекомендательный характер. Материал основан на нормативных правовых актах, действующих на дату публикации.


Получите развернутый ответ на Ваш вопрос в короткие сроки

Задайте интересующий Вас вопрос и получите консультации профессиональных юристов

Задать вопрос
Полезные статьи

Смотреть также:
Часто задаваемые вопросы в категории "Общие вопросы договорного права"

Telegram-канал Pravosite.kz

Актуальные вопросы корпоративного и трудового права.

Подписаться на канал